?

Log in

No account? Create an account
driver2004's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are 20 journal entries, after skipping by the 40 most recent ones recorded in driver2004's LiveJournal:

[ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
Tuesday, April 26th, 2005
9:38 am
С дружеским визитом!
С посланием Путина все ясно. Подписано "Путин", читай "Кондолиза". Программа очевидна - ликвидация российского ядерного оружия (взятие под натовский контроль) и распад России на десяток "государств". "Оранжевая" революция на марше.
Sunday, April 24th, 2005
3:51 pm
АНТОЛОГИЯ на "А"
Владимир Агатов

Шаланды полные кефали
В Одессу Костя приводил,
И все биндюжники вставали
Когда в пивную он входил.

Синеет море за бульваром
Каштан над городом цветет
И Константин берет гитару
И тихим голосом поет:

Я вам не скажу за всю Одессу,
Вся Одесса очень велика,
Но и Молдаванка и Пересыпь
Обожают Костю-моряка.

Рыбачка Соня как-то в мае,
Направив к берегу баркас,
Ему сказала: "Костя, все Вас знают,
А я так вижу в первый раз."

В ответ раскрыв "Казбека" пачку,
Сказал ей Костя с холодком:
"Вы интересная чудачка,
Но дело, видите ли, в том,

Я вам не скажу за всю Одессу,
Вся Одесса очень велика,
Но и Молдаванка и Пересыпь
Обожают Костю-моряка."

Фонтан черемухой покрылся,
Бульвар французский был в цвету.
"Наш Костя кажется влюбился,"-
Кричали грузчики в порту.

Об этой новости неделю
Везде шумели рыбаки.
На свадьбу грузчики надели
Со страшным скрипом башмаки.

Я вам не скажу за всю Одессу,
Вся Одесса очень велика.
День и ночь гуляла вся Пересыпь
На веселой свадьбе моряка.

Из кинофильма "Два бойца".
Saturday, April 23rd, 2005
5:30 pm
НОВОСТИ АНТОЛОГИИ
1. Чтобы было интереснее (хотя бы самому себе) буду ежедневно включать одного "мастодонта" и одного "неизвестного" поэта.
2. В антологию включил Пастернака и Струкову.
5:29 pm
АНТОЛОГИЯ на "С"
Марина Струкова
(из цикла "Железный альбом")

Антоновская

Черных дней прошло немеряно
через русское жнивье
только песня не потеряна,
я напомню вам ее.
Эту песню беспокойную,
заводящую в петлю,
звероватую, разбойную
пел Есенин во хмелю.
"Что-то солнышко не светит,
над головушкой туман,
видно пуля в сердце метит,
видно близок трибунал.
Каркнет ворон на осине,
комиссар, взводи курок,
заведут тебя в трясину
и прикончат под шумок".
От костров, что в землю втоптаны,
раскатились огоньки.
Там, где армия безропотна,
будут вольные стрелки.
Через чащи, поле дикое,
хутора и городки,
бродит воля всевеликая,
волчьи сузились зрачки.
Что-то солнышко не светит,
пашни схвачены в бурьян.
Кровь отцов тебе ответит
почему ты местью пьян.
Враг гуляет по России,
да не знает всех дорог…
Знает ворон на осине.
"Комиссар, взводи курок".

"Завтра" 16(596) от 20.04.05
5:10 pm
АНТОЛОГИЯ на "П"
Борис Пастернак
(Из цикла "Разрыв")

Мой стол не столь широк, чтоб грудью всею
Налечь на борт, и локоть завести
За край тоски, за этот перешеек
Сквозь столько верст прорытого прости.

(Сейчас там ночь.) За душный твой затылок.
(И спать легли.) Под царства плеч твоих.
(И тушат свет.) Я б утром возвратил их.
Крыльцо б коснулось сонной ветвью их.

Не хлопьями! Руками крой! - Достанет!
О, десять пальцев муки, с бороздой
Крещенских звезд, как знаков опозданья
В пургу на север шедших поездов!
Wednesday, April 20th, 2005
11:11 pm
НОВОСТИ АНТОЛОГИИ
Решил изменить порядок составления Антологии. Теперь каждое стихо будет оформляться отдельным входом и комментариями к этому входу, а в обшем несползаюшем списке поэтов будет отмечаться, кто включен за какую дату. И не по алфавиту, а как придется. По-моему, так будет интереснее. Остановка - 31 декабря 2005 года, потом месяца три для комментариев и оформление для издания. Если не получится со спонсорами большой тираж (тысяч двести), издам сам 2-3 тысячи (если найду кого-нибудь, кто из чистого энтузиазма станет возиться с авторскими правами).
Сегодня по новому принципу включены: Бурлюк, Дановский и Деген.
5:34 pm
НОВОСТИ АНТОЛОГИИ
В Антологию включены Гандельсман и Городницкий
5:33 pm
АНТОЛОГИЯ на "Г"
Александр Городницкий

Перелетные ангелы

Нам ночами июльскими
не спать на сене,
Не гонять нам по комнатам
горький дым папирос.
Перелетные ангелы
летят на север,
Их нежные крылья
обжигает мороз.

Опускаются ангелы
на крыши зданий,
И на храмах покинутых
ночуют они,
А наутро пускаются
в полет свой дальний,
Потому что коротки
осенние дни.

Вы не плачьте, братишечки,
о дальних семьях,
Вы не врите, братишечки,
про утраченный юг.
Перелетные ангелы
летят на север,
Их тяжелые крылья
над тундрой поют.

И когда ветры южные
в лицо подуют
И от лени последней
ты свой выронишь лом -
Это значит, навек твою
башку седую
Осенит избавление
лебединым крылом.
5:15 pm
АНТОЛОГИЯ на "Г"
Владимир Гандельсман
Из сборника "Долгота дня"

Расширяясь теченьем реки, точно криком каким,
точно криком утратив себя до реки, испещренной стволами,
я письмом становлюсь, растворяясь своей вопреки
оболочке, еще говорящей стихами.

Уходя шебуршаньем в пески, точно рыба, виски
зарывая в песчаное дно, замирающим слухом...
Как лишиться мне смысла и стать только телом реки,
только телом, просвеченным - в силу безмыслия - духом.

Только телом, где кровь прорывает ходы, точно крот,
пронося мою память, ее разветвляя на жилы...
Я к тебе обращен, и теперь уже время не в счет,
обращенным к тебе, исчезаю в сознании силы.

Опыт горя и опыт любви непомерно дают
превращение в сердце, лишенное координаты,
оно - все, оно - всюду, с ним время в сравнении - зуд,
бормотание, шорох больничной палаты.

И теперь всемогущество зрения - нежность его,
пусть зрачок омывает волна совершенным накатом,
это значит, пробившись за контур, слилось существо
с мнимо внешним и мнимо разъятым.

СПб.: Пушкинский фонд, 1998.
12:44 pm
АНТОЛОГИЯ на букву "Д"
Ион Деген

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей,
Дай-ка лучше погрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки,
Мне ещё наступать предстоит.
12:42 pm
АНТОЛОГИЯ на "Д"
Лев Дановский

В разных ритмах

Я понимаю мужа Карениной. Невозможно
Видеть, как женщина плачет. Просто – тошно.
Сразу хочется выпить,
Возненавидеть слово «сложно»,
Отправиться на реку Припять.

Я понимаю Каренина, запутавшегося в согласных,
Выговаривающего глагол «перестрадал».
Трудно себе представить боль на салазках
Правильной речи. Он, что мраморный, минерал?
Или он никогда не думал о ласках

Вронского? Я понимаю литературных героев,
Но не понимаю, как дальше жить.
Варианты запоев
Не проходят. Грусть крошить
В лирическом стихотворении, причем без ритмических сбоев?

Литератюря, как бы русский сказал Верлен,
Хоть и все прочее, но с колен
Уныния помогает подняться.
Но, чтобы согнутой выпрямиться спине,
Другие нужны инъекции: вне-
земные, простите за панибратство.

Взято с сайта http://pages.sbcglobal.net/vladimirgandelsman/page11.htm
12:42 pm
АНТОЛОГИЯ на "Б"
Давид Бурлюк

Градоженщина

Нет не извозчик не трамвай
Авто рычащий диким вепрем
Под зеленью бульварных вай
Громополете улиц терпим
СЕДАМА мчит окорока
Заградноблестким ресторанам
Вези не час вези века
Царица трепетных дурманов
Электрзеркалоресторан
Продажночеляди улыбкожабы
Бабукцион различных стран
Ширафы бегемоты крабы
И еженочь сюда столам
Мы сливки общества упорно
Стремятся толпы мужедам
Под танец похоти валторны
Вознесся столп официант
Белафрикон своей манишки
Утонченапетитатлант
Тошноты мутной и отрыжки
При входе взгляд и возглас липкий
Не постетитель общезал
Корсетебутшампаноскрипки
Я сердце музы заказал
Нет мне не общий Тенибак
И не селедку череп пуля
О отрицательной сюжет
Самоубийцохоля

Москва. 1910.

Взято с сайта http://pages.sbcglobal.net/vladimirgandelsman/page11.htm
Tuesday, April 19th, 2005
9:53 pm
НОВОСТИ АНТОЛОГИИ
В законченную Антологию на "В" редактированием добавлен Винокуров.
Monday, April 18th, 2005
11:50 pm
НОВОСТИ АНТОЛОГИИ
1. В Антологию включен Гандлевский.
2. По предложению Яростной Фроси (frosiaburlakova) в список включен Соловьев, в Антологию включена Гиппиус и заменен Бунин8
10:55 am
АНТОЛОГИЯ на "Г" (незаконченная)
Зинаида Гиппиус

Пауки.

Я в тесной келье - в этом мире,
И келья тесная низка.
А в четырех углах - четыре
Неутомимых паука.

Они ловки, жирны и грязны,
и все плетут, плетут, плетут...
И страшен их однообразный
Непрекращающийся труд.

Они четыре паутины
В одну, огромную, сплели.
Гляжу - шевелятся их спины
В зловонно-сумрачной пыли.

Мои глаза - под паутиной.
Она сера, мягка, липка.
И рады радостью звериной
Четыре толстых паука.

1903
10:44 am
АНТОЛОГИЯ на "Г" (незаконченная)
Сергей Гандлевский

Друзьям-поэтам

Подступал весенний вечер.
Ветер исподволь крепчал.
С ближней станции диспетчер
В рупор грубое кричал.
В лужах желтые ботинки
Пачкал модный пешеход.
В чистом небе, как чаинки,
Вился птичий хоровод.
В этот славный вечер длинный,
Праздник неба и земли,
Вдоль по улице старинной
Трое странные прошли.
Первый двигался улиткой,
Усом долог, ростом мал,
Злобной заячьей улыбкой
Небо кроткое пугал.
Рядом с первым неуклюже
Нечто женское брело,
Опрокидывалось в лужи,
В кулаке башмак несло.
Третий зверь, поросший мехом,
Был неряшлив и сутул.
Это он козлиным смехом
Смуглый воздух полоснул.
Трех уродцев мучал насморк -
Так и шмыгали втроем.
Переругивались наспех,
Каждый плакал о своем.
Три поэта ждали смерти,
Воду перчили тоской,
За собой на длинной жерди
Флаг тащили шутовской.
Боже! Я дышу неровно,
Глядя в реки и ручьи,
Я люблю беспрекословно
Все творения Твои.
Понимаю снег и иней,
Но понять не хватит сил,
Как Ты музыкою синей
Этих троллей наделил!

1974
Sunday, April 17th, 2005
11:00 pm
Антология на "Г" (незаконченная)
Виктор Гофман

Из цикла ”Из прежней воли”
«...лепечет мне таинственную сагу...»
Лермонтов

Когда ”вовчики” выкурят ”юрчиков”
и в ушелье защелкнут капкан,
на закуску нарежут огурчиков
и осушат победный стакан;

когда ”юрчики” выкурят ”вовчиков”
ради чистого сада вдали,
не позволят в строю разговорчиков
над обугленным мясом земли;

мне б собраться с последними силами,
уползти от людского жилья,
над селеньями и над могилами
напоследок прилечь у ручья.

Пусть журчит эта сага студеная,
убегая, блестя меж камней,
о сверкаюшей сабле Буденного,
о погубленной жизни моей.
9:50 pm
АНТОЛОГИЯ на "Г" (незаконченная)
Николай Глазков

Не жалейте нас, нам весело
и в подвалах нишеты -
неожиданность инверсии
мы подняли на щиты!
9:37 pm
АНТОЛОГИЯ на "Г" (незаконченная)
Александр Галич

Белые столбы

(на станции Белые Столбы находится госфильмофонд, а также - сумашедший дом)


Первача я взял ноль-восемь, взял халвы,
Пару рижского и керченскую сельдь,
И отправился я в Белые Столбы
На братана да на психов поглядеть.

А у психов жизнь —
Так бы жил любой:
Хочешь — спать ложись,
Хочешь — песни пой!
Предоставлено
Им вроде литера —
Кому от Сталина,
Кому от Гитлера!

А братан уже встречает в проходной,
Он меня за опоздание корит.
Говорит; — Давай скорее по одной,
Тихий час сейчас у психов, — говорит.

Шизофреники —
Вяжут веники,
А параноики
Рисуют нолики,
А которые
Просто нервные —
Те спокойным сном
Спят, наверное.

А как приняли по первой первача,
Тут братана прямо бросило в тоску.
Говорит, что он зарежет главврача,
Что тот, сука, не пустил его в Москву!

А ему ж в Москву
Не за песнями,
Ему выправить
Надо пенсию,
У него в Москве
Есть законная...
И ещё одна —
так...знакомая.

Мы пивком переложили, съели сельдь,
Закусили это дело косхалвой,
Тут братан и говорит мне: — Сень, а Сень ,
Ты побудь здесь за меня денёк-другой!

И по выходке,
И по роже мы
Завсегда с тобой
Были схожими,
Тебе ж нет в Москве
Вздоха-продыха,
Поживи здесь, как
В доме отдыха!..

Тут братан снимает тапки и халат,
Он мне волосы легонько ворошит,
А халат на мне — ну, прямо в аккурат,
Прямо вроде на меня халат пошит!

А братан — в пиджак
Да и к поезду,
А я булавочкой
Деньги к поясу
И иду себе
На виду у всех...
А и вправду мне
Отдохнуть не грех!

Тишина на белом свете, тишина!
Я иду и размышляю не спеша:
То ли стать мне президентом США,
То ли взять да и окончить ВПШ!..

А у психов жизнь —
Так бы жил любой:
Хочешь — спать ложись,
Хочешь — песни пой!
Предоставлено
Нам — вроде литера —
Кому от Сталина,
Кому от Гитлера!..

<1964?>

ВПШ - Высшая Партийная Школа - "кузница кадров" для руководства КПСС.
Saturday, April 16th, 2005
6:27 pm
АНТОЛОГИЯ на "В" (16 поэтов)
Константин Вагинов

Юноша

Помню последнюю ночь в доме покойного детства:
Книги разодраны, лампа лежит на полу.
В улицы я убежал, и медного солнца ресницы
Гулко упали в колкие плечи мои.
Нары. Снега. Я в толпе сермяжного войска.
В Польшу налет -- и перелет на Восток.
О, как сияет китайское мертвое солнце!
Помню, о нем я мечтал в тихие ночи тоски.
Снова на родине я. Ем чечевичную кашу.
Моря Балтийского шум. Тихая поступь ветров.
Но не откроет мне дверь насурмленная Маша.
Стаи белых людей лошадь грызут при луне.

Март 1922
-------------------------------------------------------

Константин Ваншенкин

Я спал на свежем клевере, в телеге,
И ночью вдруг почувствовал во сне,
Как будто я стремлюсь куда-то в беге,
Но тяжесть наполняет ноги мне.

Я, пробудившись резко и тревожно,
Увидел рядом крупного коня,
Который подошел и осторожно
Выдергивал траву из-под меня.

Над ним стояло звездное пыланье,
Цветущие небесные сады -
Так близко, что, наверно, при желанье
Я мог бы дотянуться до звезды.

Там шевелились яркие спирали,
Там совершали спутники витки.
А с добрых мягких губ его свисали
Растрепанные мелкие цветки.

1964
------------------------------------------------

Лев Васильев

Наверно, каверны и спайки
от щедрого ветра в груди.
Но рано еще мне фуфайку
и койку, и общую пайку
и брать на учет погоди!

В огнях площадного румянца
мы празднуем с листьями танцы,
с камнями ведем хоровод —
унылые венецианцы
гиперборейских широт.

Мы чествуем плавленый воздух
и пестуем черствый кирпич.
О мальчик, на пире подзвездном
ты нашу смертельную дозу,
не бойся, втройне увеличь!

Сапожник, художник и дворник,
онколог, смотритель уборных,
сантехник и медиевист,
задорный писака, затворник
и мастер по части убийств,

актриса, салопница, прачка,
студент и морской офицер —
корежатся в страсти безбрачной,
таращат глаза свои рачьи
в оптический неба прицел.
Ан, сей окуляр запотел.

Как скатка, уложена кладка,
в морщинах суконная гладь.
Да разве, мой город, не сладко
гранитную каждую складку
шинели твоей целовать.

А ветер-то, ветер шаманит.
Румяного пуще румянит.
И пьяного пуще пьянит.
Подраненных до смерти ранит.
Казненных еще раз казнит.

начало 70-х
--------------------------------------------------
Павел Васильев

Я, слава богу, собственность имею -
квартиру, ботинки, горсть табака...
Я пока что любовью твоей владею,
рукою твоей владею пока.

И пусть попробует покуситься
на тебя друг мой или сосед,
легче отнять волчат у волчицы,
чем тебя у меня, мой свет!

Ты - мое владение, мои поместья,
в тебе рассадил я мои тополя,
ярче солнца яркого и тверже жести
кровью обозначено, что ты - моя.
-----------------------------------
Александр Введенский

ЭЛЕГИЯ
Так сочинилась мной элегия
о том, как ехал на телеге я.

Осматривая гор вершины,
их бесконечные аршины,
вином налитые кувшины,
весь мир, как снег, прекрасный,
я видел горные потоки,
я видел бури взор жестокий,
и ветер мирный и высокий,
и смерти час напрасный.

Вот воин, плавая навагой,
наполнен важною отвагой,
с морской волнующейся влагой
вступает в бой неравный.
Вот конь в могучие ладони
кладет огонь лихой погони,
и пляшут сумрачные кони
в руке травы державной.

Где лес глядит в полей просторы,
в ночей неслышные уборы,
а мы глядим в окно без шторы
на свет звезды бездушной,
в пустом сомненье сердце прячем,
а в ночь не спим томимся плачем,
мы ничего почти не значим,
мы жизни ждем послушной.

Нам восхищенье неизвестно,
нам туго, пасмурно и тесно,
мы друга предаем бесчестно
и Бог нам не владыка.
Цветок несчастья мы взрастили,
мы нас самим себе простили,
нам, тем кто как зола остыли,
милей орла гвоздика.

Я с завистью гляжу на зверя,
ни мыслям, ни делам не веря,
бороться нет причины.
Мы все воспримем как паденье,
и день и тень и сновиденье,
и даже музыки гуденье
не избежит пучины.

В морском прибое беспокойном,
в песке пустынном и нестройном
и в женском теле непристойном
отрады не нашли мы.
Беспечную забыли трезвость,
воспели смерть, воспели мерзость,
воспоминанье мним как дерзость,
за то мы и палимы.

Летят божественные птицы,
их развеваются косицы,
халаты их блестят как спицы,
в полете нет пощады.
Они отсчитывают время,
Они испытывают бремя,
пускай бренчит пустое стремя -
сходить с ума не надо.

Пусть мчится в путь ручей хрустальный,
пусть рысью конь спешит зеркальный,
вдыхая воздух музыкальный -
вдыхаешь ты и тленье.
Возница хилый и сварливый,
в последний час зари сонливой,
гони, гони возок ленивый -
лети без промедленья.

Не плещут лебеди крылами
над пиршественными столами,
совместно с медными орлами
в рог не трубят победный.
Исчезнувшее вдохновенье
теперь приходит на мгновенье,
на смерть, на смерть держи равненье
певец и всадник бедный.

1940
----------------------------------------------
Дмитрий Веневитинов

Домовой

"Что ты, Параша, так бледна?"
- "Родная! домовой проклятый
Меня звал нынче у окна.
Весь в черном, как медведь лохматый,
С усами, да какой большой!
Век не видать тебе такого".
- "Перекрестися, ангел мой!
Тебе ли видеть домового?"

"Ты не спала, Параша, ночь?"
- "Родная! страшно; не отходит
Проклятый бес от двери прочь;
Стучит задвижкой, дышит, бродит,
В сенях мне шепчет: отопри!"
- "Ну, что же ты?" - "Да я ни слова".
- "Э, полно, ангел мой, не ври:
Тебе ли слышать домового?"

"Параша, ты не весела;
Опять всю ночь ты прострадала?"
- "Нет, ничего: я ночь спала".
- "Как ночь спала! ты тосковала,
Ходила, отпирала дверь;
Ты, верно, испугалась снова?"
- "Нет, нет, родимая, поверь!
Я не видала домового".
-----------------------------------------------
Александр Вертинский

Дым без огня

Вот зима. На деревьях цветут снеговые улыбки.
Я не верю, что в эту страну забредет Рождество.
По утрам мой комичный маэстро так печально играет на скрипке
И в снегах голубых за окном мне поет Божество!

Мне когда-то хотелось иметь золотого ребенка,
А теперь я мечтаю уйти в монастырь, постареть
И молиться у старых притворов печально и тонко
Или, может, совсем не молиться, а эти же песенки петь!

Все бывает не так, как мечтаешь под лунные звуки.
Всем понятно, что я никуда не уйду, что сейчас у меня
Есть обиды, долги, есть собака, любовница, муки
И что все это - так... пустяки... просто дым без огня!

1916, Крым, Ялта
--------------------------------------------
Юрий Визбор

ВОСПОМИНАНИЯ О ПЕХОТЕ

Нас везут в медсанбат, двух почти что калек,
Выполнявших приказ не совсем осторожно.
Я намерен еще протянуть пару лет,
Если это, конечно, в природе возможно.

Мой товарищ лежит и клянет шепотком
Агрессивные страны, нейтральные - тоже.
Я ж на чутких врачей уповаю тайком,
Если это, конечно, в природе возможно.

Перед нами в снегах лесотундра лежит,
Медицинская лошадь бредет осторожно.
Я надеюсь еще на счастливую жизнь,
Если это, конечно, в природе возможно.

Так и еду я к вам в этих грустных санях.
Что же вас попросить, чтоб вам было несложно?
Я хочу, чтобы вы не забыли меня,
Если это, конечно, в природе возможно.

22 октября 1980
--------------------------------------------
Евгений Винокуров

Когда не раскрывается парашют

Когда дёргаешь ты за кольцо запасное
И не раскрывается парашют,
А там, под тобою, безбрежье лесное -
И ясно уже, что тебя не спасут,

И не за что больше уже зацепится,
И нечего встретить уже на пути,-
Раскрой свои руки спокойно, как птица,
И, обхвативши просторы, лети.

И некуда пятится, некогда спятить,
И выход один только, самый простой:
Стать в жизни впервые спокойным и падать
В обнимку с всемирною пустотой.
--------------------------------------------------
Андрей Вознесенский

САГА

Ты меня на рассвете разбудишь,
проводить необутая выйдешь.
Ты меня никогда не забудешь.
Ты меня никогда не увидишь.

Заслонивши тебя от простуды,
я подумаю: "Боже всевышний!
Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу".

Эту воду в мурашках запруды,
это Адмиралтейство и Биржу
я уже никогда не забуду
и уже никогда не увижу.

Не мигают, слезятся от ветра
безнадежные карие вишни.
Возвращаться — плохая примета.
Я тебя никогда не увижу.

Даже если на землю вернемся
мы вторично, согласно Гафизу,
мы, конечно, с тобой разминемся.
Я тебя никогда не увижу.

И окажется так минимальным
наше непониманье с тобою
перед будущим непониманьем
двух живых с пустотой неживою.

И качнется бессмысленной высью
пара фраз, залетевших отсюда:

"Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу".
---------------------------------------------
Александр Володин

А что природа делает без нас?
Кому тогда блистает снежный наст?
Кого пугает оголтелый гром?
Кого кромешно угнетает туча?
Зачем воде качать пустой паром
и падать для чего звезде падучей?..
Ни для кого? На всякий случай?..
Вода бесплодно по березам льется,
глухой овраг слепой водой залит.
В надежде роща только обернется —
он тут как тут. Остолбенев, стоит.
Ну, пусть сидит. Пьет водку и смеется.
Но роща тут же примет должный вид:
осмысленно замельтешились сосны,
и лопухи, как никогда, серьезны,
и, космоса превозмогая косность,
к нему звезда падучая летит.
-------------------------------------------------
Анри Волохонский

Плач

Скажите, не умер ли плач?
Ах зачем мы хороним его при огромном стеченье народа?
Да не вышло бы хуже - лепить его серый калач
Потрясая об яблоко грозную медь небосвода -
Наше правое дело собрало на зрелище тучу ворон,
Так скажите, не умер ли он?

Если так - не по жести чернила
Или невидаль вдаль запустить искусительный винт
В гибких лентах - и вот он живет и бежит
Обернувшись не надо ли было
По металлу из легкого льда.
Говорите: забыли иль да?

О веселая память! Но дерево тенью улыбки
Покрывает ветвями готовую падать росу,
Только листья висят да роняют слезу
Бледных туч серебристые рыбки
Поливая сады неудач.
Так скажите, не умер ли плач?

Из книги «Стихотворения» Энн Арбор, "ЭРМИТАЖ", 1983.
--------------------------------------------------------
Максимилиан Волошин

Дети солнечно-рыжего меда
И коричнево-красной земли -
Мы сквозь плоть в темноте проросли,
И огню наша сродна природа.
В звездном улье века и века
Мы, как пчелы у чресл Афродиты,
Вьемся, солнечной пылью повиты,
Над огнем золотого цветка.

1910
-----------------------------------------------

Татьяна Вольтская

Смерть похожа на оттепель - видишь, как тают тела -
Точно лед под мостом вытекает из трещинки, ранки,
Под копытом, взбивающим воздух, пока удила
Не порвали губу, - растворясь в ядовитой Фонтанке.

Смерть похожа на сумерки - видишь, как тело в мираж
Превращается к ночи - оглохшей зимующей яхтой,
Привалившейся к берегу, скинувшей весь такелаж,
Как сухую листву, позабывшей о парусе. Так-то

И от нас не останется утром почти ничего -
Ни улыбки, ни родинки, ни позвонка, ни колена,
Ни зрачка-поплавка на поверхности радужных вод, -
Видишь, все это временно, только объятье нетленно:

Точно обруч сжимает бочонок - не вылить вино,
Точно стебель вздымается вверх - не рассыпаться розе.
Лишь объятье - та вечная форма, в которой дано
Неподатливой плоти отлиться - вернее, чем в бронзе.

"Звезда" 2005 2
------------------------------------------------

Сергей Вольф

Есть отторжение у сна,
Как лампочка в глазке,
Ломаясь, тень твоя видна
Под ранкой на виске.

Зачем ты ходишь стороной,
Ступая в колею,
Рисуя россыпью стенной
Вторую жизнь мою?

Что пилотируешь?
Где лжешь?
Чем правду говоришь?
И лижешь перочинный нож,
Не зная, что творишь.
------------------------------------------------
Владимир Высоцкий

Я когда-то умру - мы когда-то всегда умираем,-
Как бы так подгадать, чтоб не сам - чтобы в спину ножом:
Убиенных щадят, отпевают и балуют раем,-
Не скажу про живых, а покойников мы бережем.

В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок,
И ударит душа на ворованных клячах в галоп.
В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок.
Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.

Прискакали - гляжу - пред очами не райское что-то:
Неродящий пустырь и сплошное ничто - беспредел.
И среди ничего возвышались литые ворота,
И огромный этап - тысяч пять - на коленях сидел.

Как ржанет коренной! Я смирил его ласковым словом,
Да репьи из мочал еле выдрал и гриву заплел.
Седовласый старик что-то долго возился с засовом -
И кряхтел и ворчал, и не смог отворить - и ушел.

И измученный люд не издал ни единого стона,
Лишь на корточки вдруг с занемевших колен пересел.
Здесь малина, братва,- нас встречают малиновым звоном!
Все вернулось на круг, и распятый над кругом висел.

Всем нам блага подай, да и много ли требовал я благ?
Мне - чтоб были друзья, да жена - чтобы пала на гроб,-
Ну а я уж для них наберу бледно-розовых яблок.
Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.

Я узнал старика по слезам на щеках его дряблых:
Это Петр ключник - он апостол, а я - остолоп.
Но зато я для вас наворую бессемечных яблок,
пусть сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.

Седовласый старик - он на стражу кричал, комиссарил,
Прибежали с ключом и затеяли вновь отворять...
Кто-то ржавым болтом, поднатужился, в рельсу ударил,
И как ринутся все в распрекрасную ту благодать!

Я подох на задах, не при старых свечах-канделябрах,
Не к Мадонне прижат - Божий сын, а в хоромах холоп...
Вот и куши-сады, в коих прорва мороженных яблок,
но сады сторожат, и убит я без промаха в лоб.

И погнал я коней прочь от мест этих гиблых и зяблых,-
Кони просят овсу, но и я закусил удила.
Вдоль обрыва с кнутом по-над пропастью пазуху яблок
Я тебе привезу: ты меня и из рая ждала!

1977
---------------------------------------------------
Петр Вяземский

Русский бог

Нужно ль вам истолкованье,
Что такое русский бог?
Вот его вам начертанье,
Сколько я заметить мог.

Бог метелей, бог ухабов,
Бог мучительных дорог,
Станций - тараканьих штабов,
Вот он, вот он, русский бог.

Бог голодных, бог холодных,
Нищих вдоль и поперек,
Бог имений недоходных,
Вот он, вот он, русский бог.

Бог грудей и жоп отвислых,
Бог лаптей и пухлых ног,
Горьких лиц и сливок кислых,
Вот он, вот он, русский бог.

Бог наливок, бог рассолов,
Душ, представленных в залог,
Бригадирш обоих полов,
Вот он, вот он, русский бог.

Бог всех с анненской на шеях,
Бог дворовых без сапог,
Бог в санях при двух лакеях,
Вот он, вот он, русский бог.

К глупым полон благодати,
К умным беспощадно строг,
Бог всего, что есть некстати,
Вот он, вот он, русский бог.

Бог всего, что из границы,
Не к лицу, не под итог,
Бог по ужине горчицы,
Вот он, вот он, русский бог.

Бог бродяжных иноземцев,
К нам зашедших за порог,
Бог в особенности немцев,
Вот он, вот он, русский бог.

1828
-----------------------------------------------------
[ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
About LiveJournal.com